Геракл



Всё, как надо, Шеф!
Фестиваль Папы и Бороды на Иссык-Куле, 2018г.

Как будто и не уезжали, всё родное!

Выхожу на поляну перед юрточным лагерем. Ночь обволакивает теплом и покалывает иголочками звездных лучей. Воображение во тьме видит силуэты недостижимых вершин Тань-Шаня, слышит затаенную звонкость, шелест прозрачных волн Иссык-Куля. Теплится волшебный фонарь юрты: проём двери и купол её горят желтым, живым светом. Справа от юрты, в белом пятне электрического света висят разноцветные тряпочки, на растянутой между двух кольев бельевой веревке. Внутри непременно много круглолицых, темно-глазых, смеющихся киргизят пьют горячий чай с молоком. Это дом.

Идеальный кадр выстроен. Любимое кино идет. 
Лучшее из лучших сновидений!
Фестиваль на Иссык-Куле - это оно.
Иссык-Куль всегда был и есть Дом.

Здесь странно и невероятно. Иссык-Куль - не море, но как море. Нереальная молочно-бирюзовая, солоноватая вода озера светится из глубины, украшена редкими белыми штришками волн. Берега поросли облепихой, яркие оранжевые ягодки идеально сочетаются с бирюзой. А вода лёгкая и нежная, хоть и прохладная - обволакивает, ластится. В ней хочется быть, плыть, и она не выпускает - путается под ногами, пока выбираешься на берег, покачиваясь на скользких камешках. Ватные ноги, тело воздушное - шипит энергией, а мысли смыты напрочь - до звона в голове. Кайфище!

Когда воздух прозрачный, без знойного марева, плавные массивы синих, красноватых, дымчатых вдали гор очерчены чётко и напоминают пирамидки конфет-трюфелей, а снежные вершины - пломбир с шоколадной крошкой. Но их неприступность холодит нервы. Там пропадают безумные или смелые, что в сущности одно и то же. И их помнят...

Если бы не прохладный ветерок, солнце бы сожгло. Но ветерок есть, и можно часами валяться на песке, слушать Папу, слушать музыку, смотреть на дремлющего Бороду. Скользить взглядом по блестящей морской глади и горам. Упиваться жаром на коже и соком медовых дынь, арбузов, нектаринов...

Наш лагерь похож на курорт, но живешь не в гостиничном комплексе, а в юртах, и в них есть электричество! Не очень удобные удобства на улице, но совсем не напрягает. Рощицы тополе-образных деревьев, абрикосовый и грушевый сад посажены и плодоносят там, где не должны - в пустыне с колючками. Днём с неба не уходит луна. Ночи безлунны, зато звёздны до безобразия - небо так глубоко залито звездным молоком, что мерцает даже днём! И как день ясно, что фестиваль будет...о любви.

Каждый миг пронизан нежной и торжественной Силой, которая задаривает нас, её любимцев, чудесами. Чудес на фестивале было предостаточно!

Фото: @id58758644 (Лина Тетенкова)

ЙЙога

Папа: "Листочки, небо, оргазмики"

К первой йоге шефы подготовили Папе и Бороде сюрприз. Майки с надписью «Я ♥ Пабо» и их фотографиями ровно на груди :)

Папа в ответ разразился 5-минутным монологом не до конца ясного содержания, свожу к трём пунктам:

- Папы и Бороды нет.
- Слово Вселенная - матерное.
- Шефы, мы тоже вас любим! (вслух произнесено не было :)

И начинаем. Руки медленно поднимаем до уровня глаз, ладони вверх натянуты от себя, прогибаемся, голову откидываем, вдох!..и медленный выдох.

Йога - алхимия для превращения материи тела в густую, драгоценную энергию. Способ забыть, что ты мягкая ранимая плоть с подслеповатыми глазами и неровно бьющимся сердцем. Счастье вспомнить, что ты есть на самом деле - поток радостной силы, которая течёт в нечто необозримое, которое повсюду. Повсюду - ты! Сознание подлетает на запредельную высоту, где живут ветры восторга и умирают все мысли. Подо мной мерцает мутно-голубая атмосфера, надо мной - тьма неизвестного. Я - сам восторг!

Не пропущено ни одной йоги!

Утром - на рассвете. Просыпаюсь с петухами. В глубину сна, как якорь в морские глубины, опускается цепочка звуков "ку-ка-ре-ку", хватаюсь за неё и поднимаюсь в новый фестивальный день. В 6.30 еще прохладно, но уже через полчаса солнце нагревает воздух. Золотистые, горячие пузыри энергии хаотично бурлят в теле, сотни солнечных зайчиков мечутся под веками. В уголках губ притаились улыбки. Каждый вдох раскрывает грудь, и в неё заливается светом наслаждение быть, чувствовать. Каждое движение запускает восхитительную вибрацию, которая искрится и журчит по рукам, ногам, бокам, ладоням, греет живот, подкатывает нежной, трепетной волной к сердцу, к горлу, заливает глаза... Вид на Тянь-Шань мерцает перламутровыми блёстками.

Задержка дыхания - пьянящий полёт, чудесное падение в небесную высь, в тёмные глубины ощущений. Никакого контроля. Никаких мыслей. Свобода!

И вся эта идеальная грациозность, торжественность...под уморительный гам со скотного двора. Коровы мычат, петухи поют, собаки лают, кто-то хрюкает, квохчет, что-то скребется и пилится... И как зарядят все одновременно! ))

Периодически нас облаивают соседские сторожевые таксы. Но близко не подходят. У нас "защитник" - игривый щенок-подросток цвета золотистого ретривира, из лагеря. Вопреки ожиданию, что он первый рванёт подальше от такс, щенок бросается к ним. В драке не победит однозначно, но его так прёт, что может заиграть и зализать насмерть! Таксы с ним не связываются)

Вообще щенок - символ беспричинного пёра от всего. От полноты чувств бросается ко всем играть и ласкаться, ловит пастью брызги прибоя, носится со всех лап и, резко затормозив, невозмутимо падает в песок под носом у человека. "Хоть бы он поиграл, погладил! Ведь я этого человека, всех человеков люблю-люблю-люблю!" Но человек говорит: "Нам этого не надо," - щенок бросает лизать руки и вежливо отходит в сторонку :) Всё понимает. Веселит и умиляет!

Любимые комплексы - сурья, тело света, ананда украшены новенькими штучками. Выдох там, где должен быть вдох. Втянуть там, где обычно выбросить. Докрутить во всех плоскостях. Легко, и хочется еще! Время пролетает незаметно. Мысли тают в удовольствии. Сердце тихонько тянется и плавится от нежности. Удары гипоксий - неописуемы: гаснет, а после в густом киселе темноты и тишины распускаются нити вибраций, в которых запоздало узнаешь тело, мысли, картинки, звуки - привычный мир. Полное йоговское дыхание продляет состояния...

Йогу днём часто лень делать из-за жары. Но стоит только начать! Бхастрики, махамудра, коровья морда, пенсионеры, скрутки... И конечно незабываемый, шедевральный новый комплекс - 1.5 часа втянуть-выбросить живот в самых невероятных позах! Плановая встреча Клуба "3333 оргазма". Первый час казалось, что вынести это невозможно. После - что это удовольствие невозможно остановить, и не закончится оно никогда. Тело качает само, прана кипит, голова ясная. С этого момента энергетика усилилась как минимум вдвое, но и заточилась, как лезвие опасной бритвы.

Фото: @id58758644 (Лина Тетенкова)

Гипоксии тушат свет, пронзают молниями и вырубают напрочь. Внутри состояний - тайны. Нечто существует и не существует единомоментно в масштабах вечности и бесконечности. Это смерть. И воскресение кого-то. Сила, снова упакованная в тело, бьётся изнутри, сотрясает дикими, неодолимыми конвульсиями. Но затихает под взглядом кого-то спокойного и всемогущего, как бог. Возвращаешься из ниоткуда флегматичный, словно чуть-чуть с похмелья. И немного влюблен...

ЗЗакаты

Папа: Как говорят в Киргизии, "Имитация". Медитация.
Папа: "Надо смотреть на Я. Повернуть внимание с мира на себя".

А сразу после ужина открывается кинотеатр Иссык-Куль. Фильм «Закат» - единственный в прокате. Каждый сеанс - уникальное зрелище!

Золотой солнечный шар обрамлен в платиновое кольцо ослепительно-белого света и увенчан короной лучей. По апельсиновому небу солнце соскальзывает в горы. Краешек гряды обшит золотой ниткой. Озеро - резервуар с жидкой масляной краской цвета меди со свинцовыми прожилками.

В солнечной дорожке качается уточка.
Комары вьются устрашающими тучами, но почти не кусают)

А после захода небо - палитра всех вообразимых пастельных оттенков! Поверхность воды натягивается, становится темно-жемчужной. По ней разбегаются мелкие перламутровые волны, облизывают берег белой пенкой, с тихим плеском.

Мир - картина, стёкшая с кисти бога-художника. Мир состоит из красок, звуков, ощущений. Фестивальная компания вокруг Папы и Бороды затаилась, умиротворенные лица отражают отсветы догорающего заката. И все мы чувствуем одно - тишину и умиление до слёз.

Мы в мире, куда приводят мечты...

Солнце может в одно мгновение перешагнуть полоску чистого неба между сизых облаков и скрыться за горизонтом. Может застрять между горных отрогов верхним краешком, словно горит сигнальный огонёк на башне в оборонительной стене. Или выглянет среди красных туч ослепительным глазом, окрасит облака дымчато-сиреневым цветом. Или вообще не появится! Упадет невидимым за горизонт.

А с другой стороны из-за снежных гор, озаренных розовым светом, поднимается Марс... О господи!..

Тихо-тихо на душе. Ничего не надо. Всё есть. Я Есть.

Последний закат подарил радугу - солнечное гало на облаках! А первый я пропустила почти целиком, ибо всё это время с закрытыми глазами падала во тьму блаженства, которая распахивается и поглощает, если обнять со спины Бороду, медитирующего на закат. Сердце тёмным, тяжелым шаром лежит и дрожит до боли в груди. Сердце на первой же гипоксии, сделанной стоя рядом с Бородой, рванёт жидким светом. Кипящим потоком и такой силой любви, на какую я не знала, что способна. Борода, я и не знала, что ТАК люблю…

Шефская туса

После заката и перед танцами шефы немножко разгоняются сами около озера. Каждый из нас держит полотно энергетического неба, и с фантомных рук струятся полотна и магические узоры энергии, плетут пространство красоты и мощи - из заката, мягкой энергии озера, горных пиков, фантазии и любви…

А потом ждём Папу и Бороду на поляне перед юртами. Не теряя времени.

Растворенные в ночи, слитые с пространством сновидения наяву, делаем задержку дыхания. Грудную клетку вспарывает алмазное лезвие. Грудь открывается, как полы снимаемого пальто. Края - зубчатые ленты, с голубоватым свечением. Из беззащитного сердца льётся музыка ночного неба, она о любви и...

Голос в голове:
Спасибо за красоту!

То ли я сказала, то ли мне сказали, то ли...
И Лис тоже слышит эти слова!..

Шефская команда раскачивается и горит, а перед нами на траве лежат чёткие тени, которые кажутся живее нас самих. Шевелимся, и тени повторяют каждое движение. Или это мы повторяем движения теней? Теневые человечки пританцовывают и кривляются задорно. Один играет другим, как баскетбольным мечом, гладит его по голове. Каждый соединяет пальцы своих рук, кладет их на макушку. Вместо головы получаются огромные глаза, которые смотрят вперед на нас, на небо, вертятся друг на друга, машут ресничками, моргают... Игра с тенями приводит в восторг неописуемый, как у нашего щенка!

И безмерное счастье - испытывать состояния и видеть глаза тех, кто их с тобой разделяет. Мы заснули в одно сновидение. Мы понимаем друг друга без слов. Чувствуем Силу единым "телом". Любим друг друга.

Взглянув на любого шефа, мгновенно вспоминаешь себя. Ощущаешь "Я Есть" и призрачность сновидения "Жизнь". Открываются глаза того, кого нет. И нет ничего невозможного, кругом - чудо!

ВВечерняя программа

Папа: «Ибо, где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них».
/Евангелие от Матфея 18:20/

Главный Шеф фестиваля - мальчуган по имени Абзель. Киргизёнок лет семи. Папа назвал: "Хранитель рода!". Участвовал во всём! И на йогу приходил, и на шаманское, и на танцы. Покорил Папиков. Днём купался с ними. Вечером не испугался обниматься! Папа и Борода его обняли вместе. Подсела рядом. Огромное пламенное сердце дышит любовью. Ну разве обычный ребенок в таком возрасте выдержит часа полтора кружить со взрослыми, распевая непонятные слова? Крутой, удивительный ребёнок!

Папа: Абзель начал называть Бороду малышком)))

До танцев дело доходило не всегда, пару раз отвертелись :) И никогда не доходило сразу! Аня Норова "присоединялась" к нам, и танцы откладывались на пару музыкальных трэков. В один из вечеров Аня в меня практически вселилась, даже походка изменилась. И пришлось приложить некоторое усилие, чтобы соотношение Шефа и Гераклов в одном теле остановилось на 50 к 50%, а не в пользу Норовой)))

ПаБо: А кто придет?
Шеф: А кого ты хочешь? Ткни пальцем, любой шеф придет :)

Норовщина раскрутилась на всю катушку. Шефы каждый вечер на «рабочем месте». Массажем это язык не поворачивается назвать... Ты слышишь тело руками, сливаешься с ним. Улетаешь в тоннель наслаждения через каждую точку, которой касаешься. Руки горячие, как печки, запускают под кожей потоки, пальцы вплетают музыку в мышцы, вибрируют и усиливают вибрацию до оргазменных ощущений...у шефов))) Немыслимое растворение, расслабление - тотальное утопание в энергетическом океане. Внешний мир гаснет — ни изображения, ни звуков. Никакого контроля над происходящем. Массаж делается сам, интуитивно, по спонтанной воле Силы и по Любви.

Самозабвенное...бескорыстное служение...за добро! :)

В это время остальная фестивальная туса худо-бедно танцевала пару танцев под барабан. Видимо, от нас так фонило, что сконцентрироваться никто не мог. Усилием воли Папа и Борода поднимались, и мы танцевали...

Хотя нет! Прежде танцев еще можно затеять дыхательную дискотеку и энергетические игрушки в большом кругу! Ура! Играем до состояния обреченного и весёлого "ВСЁ!". И есть шанс, что туса из игрушек уже не поднимется на танцы))

Туса выпадает в нирванические конвульсии, некоторые представители катаются по полу, сдавшись без боя этой силе, которой хочется сдаваться и сдаваться, и сдаваться, потому что ничего прекрасней нет. Папа усиливает поток, украшает его своим вниманием. Каждый выдох и вдох, каждое слово, движение руки наполнены энергией, наполняют пузырьками волшебства и светом блаженства.

Борода: "Маленький, ты мне хирурга напоминаешь". 
Папа: "Я себя больше электриком чувствую."

С тех пор каждая шефская туса начинается тостом: ЗА ЭЛЕКТРИКОВ! и вторым без перерыва - ЗА ДОБРО! :)

Папа: Смотрите, какие у нас шефы стоят. Стройными рядами! Надо просто зацепиться за этот паровоз.
Папа: "Ирусик, ну покажи нам!" - шаг вперед, готовность полная: "Что показать?".

И всё же...кто живой - встаём, танцуем! И танцуем с яростным задором. Хотя вменяемость стремится к нулевой отметке. Танцуем так, "чтобы отличницам было весело". А весело отличницам, когда они уже ничего не соображают. Присутствие в моменте на грани безумия. Подумал мысль - сбился! Идем по грани. Честно говоря, с трудом даются танцы...

Папа: "Ну надо же иметь какую-то связь с этой машиной, телом!".
Папа: "Я понял как вести тут танцы - все поём одну партию!"

Первые — парные, сердечные Я открываюсь, Oh god, Мани Падме Хум. Голоса робеют, движения неверные. Но прёт очень сильно! В энергии - полный хаос и красота абсолютная! А сам танец Красота получился смешной, потому что никто не попадает в ноты. Каждый персонаж в кругу - непонятно кто, но я. В каждом видишь самую суть, одариваешь восхищением и стараешься не расхохотаться счастливо от невыносимости этой самой красоты. Есть только миг! - гимн, без комментариев. Нет бога кроме бога (на мотив Мухамадан, или как там он пишется) - танцуем до "Не могу больше", до абракадабры "кромибóга кромибóга кромибóга" вместо слов. Туса поёт кто во что горазд - отчего сразу получается с ума сводящий, красивейший, многоуровневый канон с мощным авангардом голосов Папы и Бороды!

Хит танцевальной программы - Любовь нечаянно нагрянет :) Хитро запущен Бородой, подхвачен Папой. Движения придуманы мгновенно! Наклоняемся к полу и соединяемся с партнёром попами, ищем любовь в бинокль из ладоней, хватаемся и пожимаем руки, поднимаемся и смотрим через плечо в глаза неожиданности... и каждый миг волшебным станет, и ты поёшь... Сеееердце! Шедеврально :) К любви через жопу. И даже в жопе найдется любовь!

И наикрутейшие: Шива Шакти, за ним Аллаху Акбар, Бисмилля, Кривой зикр!

Движения рук плетут энергетические косы через каждое сердце, по кругу. На их фундаменте мелодия строит ажурные стены храма. Под куполом зикра высокие и низкие голоса перекликаются, сливаются в мощный хор и затихают, как в молитве.

Глаза в глаза, по кругу передаются настроения - эйфория, соблазн, безупречность, торжество, экстаз... На тончайшей ниточке осознанности дотягиваем до конца, выдерживаем сокрушающую, захватывающую силу. Энергия полощет тело, как ветер тряпочку. Папа говорит: «Задержки. Тихонечко. И так сильно".

На задержке дыхания перед открытыми, но потемневшими глазами из груди - импульсом, из ничего, из тишины появляется мир…

На задержке дыхания в тело врывается ураган энергии. Буйные, угловатые вибрации разносят вдребезги, срывают голову и устремляются ввысь. Там хаос подчиняется спокойствию. Дребезжащий поток разглаживается, в него тонкой горячей струйкой вплетается оргазм. Сила приковывает ноги, растягивает тело безгранично. Состояние - волнующееся ночное небо, или натянутая поверхность черного моря в штиль. По ней стучат капли света, распуская круги энергии. Разве это дождь по крыше шатра?..

Сила подчинена Воле, а Воля подчинена Силе. И нет между нами разницы.
Любовь льётся потоком! Молитва услышана.

Папа: А если не направлять этот поток на один-два объекта?

Не направлять - это пить из бездонного, космического размера чана с пьянящей медовой водой любви. Направлять - это пить концентрат невыносимо сладостного бытия и умирать от передозировки любовью. Кому что, когда как)

Финал танцев — достойный. Гипоксия медленная и неотвратимая. Думаю, нирвана - это когда вечность стекаешь по наклонной плоскости в черную дыру блаженства. Бесчувственнее мертвеца. Не в силах шевельнуться. Не желая конца этому. Не начиная ничего...

Папа: "Количество катающихся по полу увеличивается."
Папа: "Стильно и грандиозно!"

До обнимашек ползу на четвереньках. И всем этим......

ООбнимания

Папа: "Создадут образ, влюбятся в него, и как будто смысл появился…"

Папа: Что, шеф, сильно прёт?

Чем дорожу, чем рискую (рву на груди тельняшку) — разрываюсь от любви к обоим - и к Папе, и к Бороде. Танцую в потоках их объятий с кем угодно другим. Кажется, будто пространство объятий - одно на всех, и можно подливать огня, выкручивать свет на максимум, видеть игру потоков и разливы экстаза. Пары зависли в столбах света, любовь мелко вибрирует из самой глубины. Токи энергии бегают по кольцам музыки, пульсируют битом, глухо расходятся басами по низам, гитары заводят выше и выше, до взрыва на высотах нечеловеческого счастья!

  • Нет, я.

Теряю себя, совершенно теряю время и место...в самой сердцевине всего. Существует только моя крошечная искра, тихая высокая нота, окутанная облаком его теплого света. Тишина и любовь глубже, и глубже, и тише, и тише...

Два тела прижаты друг к другу до того, что он во мне, а я вся целиком в нём. Ощущаю и вижу его всего целиком, не человека - форму Силы. Дышу в кольце солнечных сплетений, сердце в упоении - не чую, ладони пылают, его пульс в моём животе... Сладость и боль наслаждения перетекает раскаленной струёй из глубины его пространства в мою глубину. Отдаться силе, принять. Качать жидкое пламя и поднимать его тонкой струйкой в йони сердца, чтобы с выдохом пролиться ласковой энергией, как амритой, на лингам. Исследовать пределы нежности, у которой нет пределов.

Медленно со вдохом тянуть томительные, упоительные волны из глубины соединенности вверх, и распустить со стоном налитый энергией шар оргазма по ниточке в Красоту.

Проектор внимания из головы освещает широким, ясным лучом-конусом астральное великолепие. Два сплетающихся узора из сверкающих "иных миров" вылетают в пространство между мирами. И растворяются в беззвучной неге, в бездыханном обожании. Один бесконечный, никогда не повторяющийся танец под музыку энергии для двоих. Для никого.

Крепко-крепко сжимаю веки, чтобы вынести невыносимое, обернуться и посмотреть в глаза кого-то любимого, любимого больше жизни...

Борода: Всё, как надо, Шеф! И ни в какие ворота.

ИИссык-Кульские ночи

Борода: "Вот это небо Иссык-Куля."

Стою на трапеции самой темной тени на всей поляне, запрокинув голову. Небо пронзают звёзды. Они стаями созвездий летят от меня дальше и дальше. Передают друг другу по эстафете холодный свет, что льется из моих глаз. Мириады звёзд...

  • Хм, а от чего тень?..

В лагере нет зданий высоких настолько, чтобы положить такую огромную тень! Нет предмета, что вырезает кусок из потока света, создавая тень. Есть тень, местами освещенная потоком света. Жизнь - случайный свет во тьме небытия. Чудо!

  • Лииииис! ЛИС! Посмотри. Если ты объяснишь мне, от чего эта тень, я тебя убью.

Шефы не спали ни одной ночи спокойно. Как спать после такого? Явь воспринимается, как сон. Стены юрты, украшенные бордово-оранжевым орнаментом, отодвигаются, и на их фоне возникает трехмерное изображение существа, человека......как картинка Magic Eye. Молчание висит в воздухе, таинственная улыбка шефа напротив, и ясность, что мы и с ним, и с юртой, и с молчанием - одно, единственное сейчас, одно явь-сновидение.

Снаружи бьется крыльями бабочка. Сквозь сон бормочу: "Союзник...". Две любопытные бесплотные фигуры, формой похожие на длинный и кругленький кактус, толкутся у входа в юрту. "Там и сидите", - проваливаюсь во тьму. Вместо снов - поток сменяющих друг друга состояний, энергетических структур и форм небытия.

Папа в сновидении: "Зачем в окно смотреть, когда можно смотреть молекулы!".

Днём - астральный выход! Ура!

  • Где была? Да здесь же, только здесь было всё другое.

Кусочек города или городского парка. Деревянные мостики, дорожки-настилы, бассейны с цветами, вокруг - цветущие кусты. Деревья закрывают небо плотными кронами. С деревьев свисает что-то вроде полотен парусины и лианы. Лестницы и небольшие площадки со столиками и креслами кафе. Я быстро скольжу через небольшие комнатки, мимо причудливо одетых и непонятно чем занятых людей. Зелёная маска вместо лица. Балахоны, яркие платки и украшения на мужчинах и женщинах. Кто-то целуется, кто-то играет в шахматы и курит... Взлетела над деревьями, но оказалось, что над городом - не небо, а парусиновый купол, сквозь который пробиваются лучи дневного света. Словно город - это павильон с декорациями. А летать - это счастье, от которого сон тает.

Осознаюсь между сновидениями.

"Там копошилась живая тьма – не знаю, как еще можно описать то, что я увидел. По сути, там не было ничего, и в то же время более очевидную, плотную, динамичную и глубокую субстанцию, чем это самое «ничего», вообразить невозможно." - написала Макс Фрай. По сути, именно эта волшебная тьма случается на задержках дыхания и гипоксиях. Еще мы называем это Хумгат. Коридор между мирами. Отсюда можно попасть, куда угодно...

Замираю во тьме, вглядываюсь в неё пристально, но без напряжения. Или представляю свои ладони. И в глубине тьмы тёплым огоньком зарождается и раскрывается сновидение. Мой сновиденный город.

Проснулась в юрте, в окружении всей нашей компании. Поднялась с матраца со словами "Ребята, я не уверена, что это не сон, сейчас проверю и вернусь". Выхожу из юрты, а там опять сновиденный город...и я опять взлетаю!

Переживание осознанного сновидения производит впечатление сильнейшее, не зависимо от сюжета. Каждый раз. Преодоление жестких законов материального мира. Свобода создавать свои миры. Свобода от смерти...

Проснувшись вроде бы реальном мире, не могу произнести ни слова. Никогда не знаешь на все 100, проснулся ли. И почему этот, базовый сон - такой, как есть. Чудо!

Шаманское дыхание

Борода: "Надо поставить на входе охранников, вдруг орать будем, чтоб киргизы не вломились."

Перед шаманским дыханием - дыхательная дискотека. В шатре. Сижу в кресле со скрещенными ногами, руки простукивают всё тело, дыхание мощное - музон обалденный. Закончили, и гипоксия. Состояние накатывает тремя волнами. Одна резко отрезает картинку, звук, физические ощущения и сбрасывает обмякшее тело во вторую волну - в бесконечно долгое, в замедленной съемке падение в сети энергии. Сети раскинуты на третьей волне. Океан тьмы качает вечность на своих волнах, а перед взором наблюдателя со слишком большой для запоминания скоростью меняются картинки жизней/миров/состояний... Возвращение - в томных, сладостных волнах тишины. Вибрация покалывает всё тело, до кончиков пальцев. Растекаешься, двигаться не хочется...

Тем более идти за спальником и ковриком. После такой-то гипоксии! На шаманское дыхание остаюсь сидеть в кресле.

Интересно было дышать с начала до конца, вдохи и выдохи мощные и с разным ритмическим рисунком: то ртом, то носом, громче-тише, высоким и низким тембром, шепотом и почти криком, с разным настроением, в унисон с трэком, с Папиками, с тусой и своим собственным манером. Тело расслаблено, ощущается как сгусток тем

Наверх
закрыть

Задать вопрос

закрыть

Авторизация

закрыть

Подпишитесь на обновления